Налог на безработицу в казахстане

Новый налог появится в Казахстане

Этот налог будут платить неформально занятые.

На заседании правительства РК министр труда и социальной защиты населения РК Мадина Абылкасымова рассказала, что сейчас разрабатываются поправки по вопросам легализации деятельности неформально занятых, которыми будет определено единое понятие занятого и самозанятого населения , передает корреспондент Zakon.kz.

«В настоящее время разрабатывается соответствующий проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РК по вопросам легализации деятельности неформально занятых», который будет внесен в Мажилис Парламента во втором квартале текущего года. В нем будет определено единое понятие занятого и самозанятого населения, а также их категорий», — сказала она.

По ее словам, в октябре 2018 года ожидается принятие новой резолюции МОТ (Международной организации труда) по порядку статистического учета занятого населения.

«МОТ предлагает сразу 2 новых способа классификации занятого населения на основе двух разных критериев: по типу полномочий на независимые работники и зависимые работники. По типу экономического риска работники, ориентированные на прибыль и работники, ориентированные на заработную плату. Группировка занятого населения на наемных работников и самозанятых в соответствии с новой резолюцией МОТ исключается. В связи с этим будет разработана и до конца года реализована Дорожная карта по переходу на новый порядок статучета с 2019 года, включая изменения в методологию и опросники, обучение сотрудников», — пояснила глава МТСЗН РК.

В тоже время М. Абылкасымова сообщила, что для упрощения регистрации и легализации деятельности неформально занятых предлагается ввести специальный налоговый режим – Единый совокупный платеж (ЕСП), который объединяет 4 платежа — ИПН, ОПВ, взносы в ФСМС и ГФСС.

«Уплата ЕСП будет означать автоматическую регистрацию деятельности и участие в системе медицинского и социального страхования, пенсионного обеспечения.

ЕСП предназначен для основных категорий самозанятых, к которому будут отнесены физлица, не использующие труд наемных работников, оказывающие услуги физлицам, не имеющие стационарное место на территории торговых объектов и рынков, занятые в ЛПХ», — заключила министр.

Налог для самозанятых: что это такое и кто его будет платить?

Если Парламент поддержит предложения Минтруда, в Казахстане может появиться новый налоговый режим.

Самозанятое население в Казахстане стало целым социальным классом, очертить контуры которого в обществе профильные министерства не могли долгие годы. При этом вопрос о необходимости определиться с самозанятыми поднимался на самом высоком уровне. В феврале на расширенном заседании Правительства Нурсултан Назарбаев заявил, что эта категория казахстанцев находится «в тени» и не платит налогов.

Между тем, именно из-за самозанятых кабмин сдвинул сроки внедрения обязательного социального медицинского страхования. В 2017 году выяснилось, что в Казахстане их слишком много, а система медстрахования их бы попросту не охватила, потому что они не делают обязательных отчислений. В итоге внедрение перенесли сперва на 2020-й, но затем с разрешения главы государства «приблизили» до 2019-го.

После критики Президента Правительство решило плотнее взяться за «самостоятельно и неформально занятых». Министерство труда и социальной защиты населения, Министерство национальной экономики и Министерство финансов подготовили законопроект, в случае принятия которого в Казахстане появится новый налоговый режим – единый совокупный платёж. Informburo.kz рассказывает, что это даст рядовым казахстанцам и как отразится на системе социального обеспечения страны.

Для кого вводят новый платёж?

Из более чем 18-миллионного населения Казахстана заняты трудом почти 8,6 млн. При этом только 6,5 млн работают по найму, а оставшиеся 2,1 млн относятся к категории «самозанятых». Это довольно широкая прослойка людей, в которую входят, к примеру, работодатели, индивидуальные предприниматели и личные подсобные хозяйства. Безработных в 2017 году было зарегистрировано 442 тысячи.

Однако не все наёмные работники и самозанятые оформляют свою деятельность официально. По данным Минтруда, «неформально занятых» в Казахстане почти 1,4 млн человек. Они не отчитываются о своей работе, не платят налоги и не делают отчисления в социальные фонды.

Из-за этого неформально занятые «отрезаны» от систем социального обеспечения – информации о них нет в базах данных. Решить этот вопрос профильное ведомство – Министерство труда и соцзащиты населения решило новым законопроектом.

«Всё больше людей выбирают работу не на постоянном контракте, хотят заниматься собственным делом или иметь гибкие формы занятости. Казахстан не исключение. Сегодня в стране более 2 млн человек относятся к категории самостоятельно занятых. Наша задача – чтобы эта категория граждан была полностью охвачена системами социального обеспечения, особенно пенсионной и медицинского страхования», – сказала министр труда и соцзащиты населения Мадина Абылкасымова на круглом столе «Формализация самостоятельно и неформально занятого населения: необходимые законодательные меры».

Для достижения своих целей Минтруда вместе с другими госорганами реализует специальную «дорожную карту». Работа идёт и по изменению законодательства, и по обновлению данных граждан в государственных базах данных, и через помощь в поиске работы или открытии своего бизнеса.

Объёмы работы перед чиновниками большие. К началу 2018 года у 2,7 млн казахстанцев не было статуса в базах данных. Сейчас информацию по 800 тысячам обновили. В результате 309 тысяч работников заключили официальные трудовые контракты, 17 тысяч предпринимателей зарегистрировали свой бизнес, 71 тысяче человек помогли с занятостью. По оставшимся 1,8 млн казахстанцев работа продолжается.

Причину того, что граждане не регистрируют свою наёмную или предпринимательскую деятельность, в Минтруда видят в несовершенстве нынешних налоговой и правовой систем.

«Это связано с высокой финансовой нагрузкой или необходимостью сложных процедур регистрации. Поэтому мы предлагаем введение в Казахстане нового налогового режима. Этот режим, по нашим оценкам, позволит более чем половине категории (самостоятельно и неформально занятых – Авт.) воспользоваться этим режимом и на правовой основе вести свою деятельность», – добавила Мадина Абылкасымова.

Новый режим для «неформальных»

Под новым режимом подразумевается введение «единого совокупного платежа». Проект ЕСП презентовали в Правительстве ещё в апреле, однако тогда часть общестенности восприняла его неоднозначно – как «налог на самозанятых».

На самом деле это налоговый режим, предназначенный для определённой категории граждан. В Минтруда считают, что он станет стимулом для выхода из «тени» людей, которые работают вне формальных договоров.

«Основные причины, почему таксисты, домашние работники, слесари и прочие не регистрируются в качестве индивидуальных предпринимателей, в первую очередь, это очень сложные процедуры регистрации и снятия с учёта. Второе – боязнь налогового бремени, нагрузки. (…) Более 50% опрошенных в ходе социологического опроса лиц выразили готовность легализоваться при условии роста и стабильности доходов, упрощения процедур регистрации и при низкой налоговой нагрузке», – рассказал вице-министр труда и социальной защиты населения Нуржан Альтаев.

Величину ЕСП в расчёте на месяц предлагают установить в размере 1 минимального расчётного показателя для городов и 0,5 МРП для сёл. В 2018 году это 2 405 и 1 202 тенге соответственно, а в 2019-м – ориентировочно 2 525 и 1 262 тенге. Предполагается, что оплачивать его можно будет через банки или терминалы на счета Государственной корпорации «Правительство для граждан». Далее корпорация сама разделит платёж в бюджет и фонды, а также оповестит Комитет государственных доходов Минфина об уплате.

По планам Минтруда, единый совокупный платёж станет инструментом, через который неформально занятые будут информировать государство о своей деятельности. В рамках ЕСП они на льготных условиях смогут оплачивать индивидуальный подоходный налог, обязательные взносы в пенсионный фонд (ЕНПФ), фонд медицинского страхования (ФСМС) и социального страхования (ГФСС).

«В целом каких-то больших (поступлений – Авт.) бюджет не ожидает от ЕСП. Основная задача – чтобы люди были охвачены социальным обеспечением», – подчеркнул Альтаев.

На использование нового режима есть ограничения. Так, ЕСП будет распространяться только на физических лиц, которые попадают под одно из этих требований:

  • не используют труд наёмных работников;
  • оказывают услуги только физическим лицам;
  • реализуют физическим лицам сельхозпродукцию (кроме той, что попадает под акцизы) из личного подсобного хозяйства.

Предельный доход за календарный год не должен превышать 100 минимальных зарплат (в 2018 году это 2 828 400 тенге, а в 2019-м ориентировочно 2 969 800 тенге).

В Министерстве национальной экономики тоже уверены, что новый налоговый режим станет стимулом для граждан оформить свой труд официально. Сам платёж при этом будет схож с транспортным налогом – никакой отчётности и деклараций.

«Мы посмотрели, кто такие самостоятельно и неформально занятые. Таксисты, нянечки, репетиторы, те, кто занимается ремонтом домашней техники или личным подсобным хозяйством – они все работают и честно зарабатывают. (…) К нам поступали письма. (Граждане – Авт.) просили сделать так, чтобы можно было просто заплатить один налог», – сказал первый вице-министр нацэкономики Руслан Даленов.

По его словам, оплачивать ЕСП можно будет помесячно или же авансом за тот период, когда человек работает.

Помимо введения совокупного платежа, чиновники планируют ввести в законодательство единое определение терминов «занятое лицо» и «самостоятельно занятое лицо» и определить категории, которые относятся к занятому населению. Также в законах о социальном страховании, медицинском страховании и пенсионном обеспечении унифицируют категории плательщиков.

Портрет самозанятого в Казахстане

Научный руководитель Центра исследований прикладной экономики Жаксыбек Кулекеев считает, что большая доля самозанятых на рынке труда – это общемировая тенденция.

«Политики меняют отношение к самозанятому населению, потому что рассматривают эту форму занятости как наиболее перспективную и незатратную», – подчеркнул эксперт.

В Турции таких граждан более 30%, в США – 30%, в Бангладеш, Индии, Азербайджане – до 70%. В Казахстане, по данным 2016 года, самозанятых было 25% от экономически активного населения, и эта доля имеет тенденцию к снижению.

Смотрите так же:  Заслуга собственность

На круглом столе Жаксыбек Кулекеев представил итоги исследования «Социальный портрет самозанятого населения в Республике Казахстан». Исследование проводили в четырёх южных регионах: Алматинской, Жамбылской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областях – именно здесь проживает более половины всех самозанятых в стране.

Основная доля самозанятого населения приходится на возраст от 25 до 44 лет. При этом уровень образования среди этой категории растёт: доля людей с базовым средним образованием уменьшается, а с высшим или среднеспециальным – увеличивается. Эксперт связывает это с ростом конкуренции и усложнением производства в экономике – это требует квалификации и соответствующего образования.

В южных регионах Казахстана доля самозанятого населения в целом остаётся высокой. При этом вклад четырёх областей в экономику в 2010 году составлял 16%, а к 2016-му упал до 15%.

«Это свидетельство того, что в этих регионах нет нормальных условий для более эффективного использования трудовых ресурсов. Хотя занятость высокая, производительность падает», – отметил Жаксыбек Кулекеев.

Доходы самозанятых остаются невысокими. 54% опрошенных имеют доходы от 30 до 100 тысяч тенге, только 3% – более 200 тысяч.

Представитель Центра исследований прикладной экономики считает, что самозанятое население в Казахстане уже стало сформировавшимся классом. И резко сократить его будет сложно.

«Самозанятое население – это сформировавшийся класс, лучшая часть которого имеет длительный стаж самостоятельной деятельности и устойчивые доходы, они заняты поиском возможностей для расширения масштабов своего дела. Поэтому резкое сокращение её количества и доли в общей численности занятых будет сложно. Следовательно, нужно вырабатывать государственные меры по стимулированию самозанятости, в том числе совершенствовать формы регистрации самозанятости», – считает Жаксыбек Кулекеев.

С позиции социальной справедливости

Ещё один вопрос, который возникает с введением единого совокупного платежа, – это социальная справедливость. Председатель правления Фонда социального медицинского страхования Елена Бахмутова считает, что включение самозанятых в систему медстрахования – это существенный фактор. Ведь активное обсуждение этой темы и началось в процессе внедрения ОСМС.

«Выгоды для человека от внедрения ЕСП присутствуют – заплатив, он приобретёт право на полный пакет медицинских услуг в рамках медицинского страхования. В этой связи введение ЕСП позволит вовлечь население в формализацию. (…) С другой стороны, является ли это справедливым? С точки зрения справедливости, очень важно, чтобы после первого этапа внедрения платежа была сделана оценка для того, чтобы не произошёл переход индивидуальных предпринимателей с существенными доходами (в новый режим – Авт.), чтобы они не наслаждались уплатой ЕСП», – считает Бахмутова.

По мнению главы фонда медстрахования, на первом этапе инициатива Минтруда своевременна и целесообразна. Однако в будущем, уверена Елена Бахмутова, нужно будет ещё раз вернуться к этому вопросу, чтобы «население, привыкнув платить, социализовавшись, всё-таки было соотнесено системам согласно своим доходам».

Независимый журналист Денис Кривошеев предложил взглянуть на тему социальной справедливости с другого ракурса. По его мнению, нужно в первую очередь заниматься налогами для богатых.

«Нам следует задаваться вопросом, а с той ли стороны мы вообще начали? Налоговое законодательство не отвечает на главный вопрос и запрос общества – это социальная справедливость. Чтобы не встретить сопротивления, (…) надо увеличить до справедливого налог на богатых. (…) Введение поголовной декларации о расходах, налога на роскошь – это шаги в сторону социальной справедливости. Только после этого можно говорить о ЕСП», – отметил журналист.

Денис Кривошеев предложил представлять новый режим не в качестве налога или выплаты, а как абонентскую плату за «пользование социальными благами».

Такой подход поддержал модератор дискуссии – директор Центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев.

«С учётом контекста тех миллионов человек, которых реформа может затронуть в позитивном ключе, я думаю, она может стать одной из самых прогрессивных реформ на постсоветском пространстве. (…) Радикально снижается количество налогов для самозанятых. Этот режим предлагается только для тех, кто имеет доходы. (…) Соответственно, те, кто не имеют доходы, например, домохозяйки – для них это опция подключиться одним платежом ко всей системе социального обеспечения», – сказал Ошакбаев.

Пока не ясно, какими будут отношения с системой соцобеспечения у людей без доходов (а ЕСП направлен на трудящихся и предпринимателей) и как планируют предотвращать переток в новый режим казахстанцев из числа ИП и наёмных работников. Законопроект с социальными поправками планируют внести в Мажилис Парламента уже во втором квартале текущего года. Ответы на эти вопросы, очевидно, будут получены там.

Налог на «безработных»

Роструд предполагает ввести «социальный сбор» с безработных, понимая под ними всех, по бумагам не трудоустроенных, но и не числящихся на бирже труда. Повод: казна испытывает трудности с наполнением. Причина: многие люди предпринимают или работают по найму в «тени», ни сами платят ни налогов, ни платежей в пенсионный и иные социальные фонды, ни наниматели таких «теневых» работников ничего не платят. Однако и пенсию намерены получать, и от бесплатных школ, университетов, лечебниц не отказываются. Не вдаваясь в вопрос справедливости, рассудим об экономической целесообразности предложений Роструда. Всякое повышение налоговой нагрузки на предприятия всегда вызывает снижение продаж (оно же снижение ВВП). И в первую голову, законных, видимых налоговыми органами продаж, потому что часть предприятий просто закроется, но другая часть окажется в тени. Это сразу уменьшит налоговые поступления, как было и в 2011 году, когда необдуманно повысили социальный налог с 26 до 32%. Перекроют ли это уменьшение дополнительные поступления от сборов с безработных? По опыту, не перекроют. Невозможно уйти в тень частично, на величину дополнительной налоговой тягости. Так что казна потеряет и то, что ранее получала исправно. Такая потеря не может не превышать приварка от новых сборов.

Возразят, что сборы с мнимых безработных не имеют отношения к предприятиям. Вздор. Во-первых, пусть бы и не имели: любой дополнительный сбор уменьшает доход, которые граждане тратят на покупку товаров и услуг. На его величину сократятся розничные продажи, а стало быть, и поступление налогов с продаж и с торговых заведений (косвенный вред от повышения налогов на частных лиц). Во-вторых, если сбор касается теневой занятости, он, волей-неволей, влияет на нанимателей (предприятия). Равновесие на рынке труда связано со всеми прочими равновесиями в экономике, понижая свой и их уровень в случае дополнительного обложения, независимо от того, предприятие или работник перечисляет налог в казну. И даже если у предприятия довольно прибыли, чтобы «самортизировать» повышение перечислений в казну (прямых или косвенных, неважно), величина чистой прибыли, остающейся на инвестиции, сократится. Мина под экономический рост в самый разгар кризиса.

Разумеется, вопросы о размере обложения также непросты. Получающие заработок «вбелую» платят социальные налоги в пропорции с величиной заработка. С «безработными» так не получится. Но хотя бы и «абы как» получилось: ведь вполне вероятно, что собранное превысит дополнительные затраты налоговиков на взимание дополнительного сбора.

Трудностями и сложностями дело не исчерпывается. Само желание обложить частное лицо, а не предприятие, можно только приветствовать. Сошлюсь на недавнее заявление советника президента, академика Глазьева, сказавшего, что у нас предприятия обложены избыточно высокими налогами, а граждане – слишком низкими, и наблюдается «перекос». Так и есть, и перекос чрезвычайно печальным образом сказывается на производственных инвестициях. Другое дело, что обложение сбором только «безработных» перекоса не устранит, ибо работающих официально всё же много больше.

Вообще, ловля всякого рода налоговых «мух» (или «завинчивание» до предела налоговых «гаек») обычно свидетельствует о том, что существующая налоговая система приблизилась к пределу своих возможностей. С другой стороны, дело это, как отмечено, вредное для экономического роста. Разного рода «слабины» и «люфты» возмещают недостатки налоговой системы, неучёт ею многих действительных неравенств и неравновесий в экономике. Не станет слабин – и хозяйственный механизм «заклинит», как заклинивает механизм обычный, когда гайки и болты перетянуты, и зазоры между шестернями отсутствуют. И в этом отношении весть о создании налоговиками всестороннего автоматизированного учёта НДС, устраняющего саму возможность его «оптимизации», совершенно не радует, как ни странно для законопослушного человека. Налоговики и правительство явно не просчитали средне- и долгосрочных последствий подобного «усовершенствования».

Веду к тому, что давно уже понятно всем, так или иначе причастным к инвестиционному процессу: налоговая система нуждается в коренной переделке. Наиболее полезным для народного хозяйства было бы вообще вывести предприятия из-под прямых налогов. Оставить одни только косвенные, а также подушную подать, одинаковую для всех, в размере тех самых социальных платежей, обеспечивающих пенсии, образование и здравоохранение. Бухгалтеров и налоговых служащих, занятых расчётом и сбором одного только зловредного НДС – сотни тысяч людей. Их и многих других можно будет сократить. Огромное облегчение и для деловых предприятий, и для казны. А ведь это ещё и совершенно непроизводительные работники, их переход к другому виду занятости дал бы серьёзный приварок к ВВП.

Разумеется, часть подушной подати можно было бы сделать и прогрессивной, с учётом расходов каждого в течение года, или иных показателей богатства. Но это уже тонкости, которым место в научных журналах для экономистов и налоговиков. Главное – это избыть налоги, которые подавляют охоту предпринимателей к расширению своего дела. Среди которых наибольшие «вредители» – любые налоги, которые приходится выплачивать, пока новое предприятие (или цех) не начали продавать и приносить доход, на собственно инвестционной фазе. А насколько улушился бы деловой климат, когда не стало бы бы связанных с налогами и уклонением от них поводов для придирок правоохранителей к предпринимателям?

Если бы нашему начальству удалось подобное, наблюдался бы не отток капитала в $150 миллиардов, как в 2014 году, но приток раза в два-три больший на десять лет вперёд. Впрочем, пустые мечты: нерешительному правителю остаётся шарить по пустым сусекам, выдумывая сборы на «безработных».

Смотрите так же:  Штраф значение

Бездельник или безработный? Кого будут наказывать за тунеядство

Тунеядцев, получающих пособие от государства, планируют привлекать к ответственности. Но где пролегает грань между прожженным лентяем и трудягой, не способным найти достойную работу?

Нет работы, нет и денег

Со следующего года в Казахстане изменится принцип оказания адресной социальной помощи (АСП) малоимущим семьям. Она будет разделена на 2 вида: безусловную и обусловленную. Первая будет предоставляться тем семьям, в составе которых нет трудоспособных членов (например, семьи инвалидов или пожилых пенсионеров), или семьям, трудоспособные члены которых по объективным причинам не могут участвовать в мерах содействия занятости (например, одинокие матери с детьми дошкольного возраста).

Обусловленная помощь будет оказываться семьям, в составе которых есть хотя бы один трудоспособный человек. И он будет обязан трудоустроиться, получая АСП параллельно с зарплатой. Иначе его ждет наказание. Об этом сообщила вице-министр труда и социальной защиты РК Светлана Жакупова в ходе пресс-конференции в СЦК.

— Трудоспособные члены семьи не должны отказываться от трудоустройства. В случае отказа от трудоустройства к данной семье будут применены штрафные санкции, – сказала она. – Если человек отказывается в первый раз, то сумма пособия уменьшается на 50% для трудоспособных членов семьи. Если беспричинно отказывается второй раз, то

прекращаются выплаты всем трудоспособным членам семьи.

Остаются безусловные выплаты для нетрудоспособных – это дети, мамы, которые сидят по уходу за детьми до 7 лет.

Пособие, как дополнительный доход

В принципе, справедливо. Но многие уже говорят, что при нынешнем уровне безработицы найти достойную работу по специальности может не каждый. А имея два высших образования, длительный стаж, а то и опыт руководителя, вряд ли кто-то захочет работать менеджером по продажам (а проще говоря продавцом) в магазине. Особенно, если возраст уже приближается к пенсионному. Но, как правило, такие люди в центр занятости не обращаются и стараются выжить самостоятельно, подрабатывая где придется. Однако, есть и другая категория – те, что официально зарегистрированы, как безработные, но не спешат откликаться на предложения о трудоустройстве. Именно для таких людей и придуман новый закон.

Как рассказал сотрудник Управления занятости и социальных программ Алматы (не пожелавший назвать фамилию), сейчас только в южной столице имеется около 2000 вакансий. При этом, в прошлом году АСП получили 397 человек, и 118 из них трудоспособного возраста. Конечно, некоторых удалось трудоустроить. Но большинство хотят просто получать деньги от государства и при этом заниматься своим делом. И сейчас нет никаких рычагов для привлечения таких людей к ответственности.

— Делая выбор между трудоустройством на зарплату в 100 тысяч тенге и занятием частным извозом на собственном автомобиле (зарабатывая гораздо больше, но при этом еще и получая социальную помощь), такой «безработный» конечно предпочтет последнее, – считает мой собеседник. – И его доходы отследить невозможно. Он ведь работает только на себя, ИП не регистрирует и налогов не платит. Даже если такого «безработного» направить на собеседование,

он сделает все возможное, чтобы его на работу не приняли.

Чтобы избежать таких случаев в Казахстане и вводится институт сопровождения семьи. То есть осуществляется мониторинг уровня жизни получателей социальной помощи и разрабатывается индивидуальный план выхода конкретной семьи из трудной жизненной ситуации. А социальный контракт, заключаемый с семьей, предполагает взаимные обязательства сторон.

Далеко, и платят мало

В общем, обусловленная помощь нужна для того, чтобы через трудоустройство обеспечить стабильность заработка в будущем. Предусмотрено и обучение новой специальности с последующим трудоустройством. О том, какие профессии сейчас наиболее востребованы, рассказал специалист Центра занятости Алматы, руководитель отдела сводного анализа, мониторинга рынка труда и программного обеспечения Асхат Турсункулов.

По его словам, сейчас в Алматы наиболее востребованы медработники и различные менеджеры – по продажам, по персоналу, для работы в банковских структурах. Хотя ситуация постоянно меняется, и все имеющиеся вакансии можно отследить на интернет-ресурсе www.enbek.kz. Но, несмотря на обилие рабочих мест, люди не спешат трудоустраиваться даже по основной специальности. В числе основных причин – неподходящая зарплата или геолокация, мол добираться до работы слишком долго.

— Допустим приходит бухгалтер, и мы ему предлагаем вакансии по специальности, которые нам предоставляют работодатели. Если же все они его не устраивают, то

это и есть отказ от работы, за который в следующем году будут привлекать к ответственности.

Если же человек пришел на собеседование, но работодателя не устроил, то это не будет считаться отказом. И к ответственности соискатель привлекаться не будет. Доказать это просто. Мы выдаем на любую вакансию направление, и в нем работодатель указывает причину отказа и ставит печать. Либо человек сам может отказаться, но должен там же прописать причины. Если же он делает вид, что пытается найти работу, а сам делает все возможное, чтобы не пройти собеседование, то работодатель нам об этом сообщает. И такие факты были. В этих случаях мы отказываем соискателю в регистрации в качестве безработного, так как он предоставил заведомо ложные сведения.

Учиться никогда не поздно

В целом же, по словам Асхата Турсункулова, человек желающий трудоустроиться безработным не будет. Да и с курсами переобучения проблем нет. Сейчас в Алматы имеется 936 мест для обучения. Специальности – от поваров и строителей до радиомехаников и водители троллейбусов. Курсы бесплатные, а возраст не ограничен – переучиваться можно вплоть до пенсионного возраста. К тому же выплачивается стипендия.

Существуют и социальные рабочие места, где часть заработной платы работодателю возмещает государство. Они приспособлены для той категории соискателей, которые давно не работали, либо не имеют никакой профессии и квалификации. Так же существуют временные рабочие места. То есть человек может трудиться до года и получать зарплату, пока ему не подберут постоянную работу с учетом его профессии и специализации.

Лживая статистика по безработице приведет к феодализму в Казахстане

Сколько в Казахстане безработных? По официальным данным, уровень безработицы в марте этого года составил 5,1 процента. Это означает, что безработных зарегистрировано 462,7 тысячи человек. Вы этому верите? Я нет.

Наша статистика не считает безработными тех, кто не работает, но работать желает. Есть какая-то категория людей, которые могут получить такой статус. Вместе с этим они получают пособие от государства, немного, но хотя бы что-то. Главное для такой категории – возможность учиться и получить специальность: по программе “Нурлы жол” безработных обучают и трудоустраивают.

Но есть и другая категория. Про них обычно и не вспоминают. Это такие неприкасаемые нашего разлива. Самозанятые. Половина из них живет в селе. У них может быть земля, но, скорее всего, они работают на дядю, став аналогом батрака. Другая половина живет в городах. Большая часть таких людей – торговцы на базарах. Они не платят налоги. Специально для них минфин изобрел упрощенную налоговую декларацию – патент.

Опять-таки, по официальной статистике, самозанятых у нас 2 миллиона 330 тысяч человек. И последние годы их число снижается: пять лет назад было 2 миллиона 700 тысяч. Это как бы говорит, что экономика в стране налаживается. Причем неплохими темпами. Но говорить об этом вслух нельзя. Тогда придется признавать, что самозанятые – это такие же безработные. А значит, им нужно платить пособия, обучать их.

Почему у нас такая низкая безработица? Официально, конечно. В той же Греции безработица больше 25 процентов. Нормальная ситуация: есть кризис – люди теряют работу. Всем видно, что людям плохо, надо им помогать. Кому помогать у нас? В хорошие годы безработных у нас 5 процентов, в кризис – 8 процентов.

Все просто. В статистике есть еще один показатель – уровень естественной безработицы. Он показывает, сколько людей не имеют или потеряли работу в связи с переходом на другое предприятие, закрытием компании или ищут работу. Такая безработица будет всегда, она не давит на экономику. Более того, если всех безработных заставить работать, то цены начнут быстро расти. Что тоже невыгодно. Для Казахстана уровень естественной безработицы – 4,9 процента. То есть почти 5 процентов, о которых и говорит комитет по статистике. Всё, что выше, – извольте пожаловать в самозанятые. Зато поддержание безработицы на естественном уровне говорит об эффективности развития Казахстана.

Что в итоге? Играя с цифрами самозанятых, комитет по статистике фактически занижает безработицу в стране. Из-за этого искажается картина всей экономики. Все-таки деньги в страну поступают и экономика налаживается, но мы этого не видим. И правительство своими успехами похвастаться не может. Сами себя обманываем.

Тот же комитет по статистике приводит данные по другим странам. В Европе самозанятых – 10–15 процентов населения, в Турции – 36, в Южной Корее – 27. Правда, там это люди, которые ставят себя выше, чем наемные рабочие. У нас наоборот – они мечтают найти постоянную работу. Так что минимум половину этих людей можно причислять к безработным. Тогда безработица в Казахстане будет уже не 5 процентов, а 13,6 процента. А это уже 1 миллион 200 тысяч человек.

Эти люди скрыты от официальной статистики. Они сегодня не платят налоги. Не платят пенсионные отчисления. Значит, завтра они не получат пенсию. Их будут кормить дети тех, кто налоги платит. Искаженная информация не позволяет нормально просчитать рынок в Казахстане – как он будет реагировать на изменения, что будет завтра? Погрешность – это риск. В расчетах он закладывается в цену. Получается, статистики залезают в карман ко всем, кто живет в нашей стране. И мы живем беднее, чем могли бы.

На неделе комитет по статистике опубликовал данные о потребности в кадрах на крупных и средних предприятиях. Меньше всего нужно людей на сельхозпредприятиях – 114 человек. При этом мы знаем, что доход на селе в 3 раза меньше, чем в городе. Это говорит, что село у нас деградирует. Каждый шестой ребенок из бедной семьи не оканчивает даже 7-й класс. Значит, он будет жить хуже, чем его родители.

Смотрите так же:  Декларация по налогу на прибыль налог к уменьшению

Депрессивные села в стране уже перешли на натуральное хозяйство. Кто-то вообще перешел на охоту и собирательство, как при первобытно-общинном строе. Поэтому не удивляйтесь, если завтра из этого получится феодализм – с баями, биями, оброком и крепостными шаруа.

Экономисты: Налог на бедность – не выход, а тупик

Опрошенные Forbes.kz эксперты не оставили камня на камне от проекта введения единого совокупного платежа для самозанятых

Предыстория: Налог для самозанятых: кто и сколько будет платить

Министерство труда и соцзащиты в лице своего вице-министра Нуржана Альтаева ещё раз напомнило об идее ввести единый совокупный платёж (ЕСП) для неформально занятых, или, как его окрестили противники, «налог на безработных». Судя по всему, правительство определилось с размером этого «налога» — 1 месячный расчётный показатель (МРП) для жителей города и половина – для сельчан, 2405 и 1202,5 тенге соответственно.

Даётся и раскладка, какой фонд сколько заберёт себе из этих денег: пенсионный – 30% (721,5 и 360,75 тенге), медстрахования – 40%, соцстрахования – 20%, и ещё 10% составит индивидуальный подоходный налог (ИПН). Эти суммы, по замыслу Минтруда, выведут самозанятых из тени и введут их в систему социального обеспечения.

Мы попросили экспертов-экономистов оценить идею министерства и дать свои альтернативные предложения.

Вместо налога на бедность — налог на роскошь

— Предложение ввести ЕСП основывается на стремлении государства упорядочить, классифицировать самозанятых. И, конечно, получить от них хоть что-то в виде налогов, для увеличения поступлений в бюджет, — объясняет экономист Рустем Жансеитов. — Как все прекрасно знают, основная масса самозанятых работает в сфере услуг и торговли. И если торговлю ещё как-то можно поставить под контроль, то с услугами сложнее.

На это предложение можно и нужно смотреть с разных ракурсов, считает эксперт. С точки зрения чиновников — нужно навести порядок с теми, кто не желает платить налоги, которые нужны для балансировки пенсионной системы. А с точки зрения самозанятых — большая часть их и так выживает как может. У них нет сверхдоходов, и каждый убыток воспринимается крайне болезненно и неодобрительно. Особенно, когда люди видят неэффективное управление пенсионными активами, после череды скандалов в этой сфере.

— С моей точки зрения, введение этого налога после обвальной и ползучей девальвации пока не оправдано, хотя бы до стабилизации ситуации в экономике и финансах, — делает вывод экономист. — Не нужно трогать людей с мизерными доходами. Деньги нужно находить в улучшении управления, оптимизации процедур, введении ответственности за неправильные и халатные решения, а также увеличении налогообложения богатых. Налог на роскошь давно необходим. Большая часть населения не одобряет введение ЕСП. Если они сомневаются — пусть проведут референдум. Кстати, введение института национального референдума, например в онлайн-режиме, могло бы давать более реальную картину желаний и мыслей людей.

Вперёд, в фавелы?

Директор форсайтингового агентства EXIMAR Айман Турсынкан напоминает, что новация, о которой идёт речь, заимствована из стран Южной Америки, так же как и накопительная пенсионная система. Так, единый налог «монотакс» распространён в Колумбии (95 место в индексе человеческого развития ООН за 2017).

— Почему минимальный налог с неформально занятого населения сработал там и не может сработать у нас? – задаётся она вопросом и сама же на него отвечает: — Разница в численности населения, климате и иных стандартах качества жизни. Монотакс работает при необразованной, постоянно увеличивающейся человеческой массе, высокой плотности населения и в условиях высочайшего уровня нищеты, где фавелы не обеспечены даже водой. Монтотакс работает там, где нужны экстремальные меры для того, чтобы просто поставить общественный уличный душ – один на общину (фавелу). Чтобы просто привить от самых критичных болезней людей во избежание пандемий. В условиях жесточайшего социального неравенства между городом и селом, когда только силой оружия внутренних войск купируется гражданская война. В условиях абсолютно коррумпированной и авторитарной системы государственного управления, сросшейся с организованной преступностью. Для Казахстана это не прогресс с 56 места в ИЧР ООН – это регресс к хвосту списка беднейших стран.

Экс-министр экономики Казахстана: Единый социальный платёж развалит страну

Айман Турсынкан видит два объяснения ввода ЕСП: первое – Минтруда и соцзащиты видит, что реально ситуация в Казахстане именно такая, что требует ввода монотакса, второе — в условиях крайне тяжёлого дефицита бюджета (около 50% в 2017) наше государство решило вычеркнуть понятие «социальное государство» из Конституции РК и полностью переложить заботу о жизни, здоровье, первичном образовании, инфраструктуре на само население.

У главы агентства есть своё видение, как решить проблему – взять в качества образца не Колумбию, а Норвегию – лидера ИЧР ООН.

— Моё предложение — объединить в единую национальную систему социального обеспечения ныне разрозненные ГФСС, ФСМС, ЕНПФ через единый национальный социальный полис (ЕНСП) с объединением действия законов РК о пенсиях, социальном страховании, медицинском страховании с добавлением гарантии 100-процентного бесплатного образования начального, среднего, специального и высшего уровней, — говорит экономист. — При этом ЕНСП нужно реализовывать в лучших бизнес-традициях с ранжированием по размеру и уровню доходов домохозяйств. Тогда держатели полисов (все граждане РК) смогут самостоятельно выбирать, кого из домочадцев вносить в полис и на какой срок, и выбирать уровень гарантированного сервиса. Это не налог, а полис — стимул, а не репрессии. Социально уязвимые слои населения должны беспрепятственно получать муниципальные полисы. Эта модель работает во всех странах, входящих в топ-10 ИЧР ООН и топ-5 ГИК ВЭФ.

Деньги нужно взять и отменить

У экономиста Айдара Алибаева проект ЕСП вызывает «огромный скепсис». Проблема самозанятых возникла ещё 20 лет назад, говорит он, и никого она не волновала.

— Но сейчас чиновники зашевелились, и знаете почему? Потому что денег нет: в бюджет исключительно низкие поступления. Если верить главе НПП «Атамекен» Тимуру Кулибаеву, у нас 1,4 млн плательщиков пенсионных взносов – это из 9 миллионов работающего населения, — назвал он говорящие цифры и выразил своё мнение: — Это заведомо тупиковый контрпродуктивный путь. ЕСП ровным счётом ничего не решит. Государство ничего не делает для самозанятых, так какого рожна они захотят пойти ему навстречу и встать на учёт только для того, чтобы что-то платить!

Как считает Алибаев, первый же уплаченный платёж переведёт безработного или самозанятого в категорию «зарегистрированного работающего человека».

— И сразу у нас картина изменится – безработных станет меньше, но по сути ничего не поменяется, — говорит эксперт. – Поэтому ЕСП ни одну проблему не решит: не обеспечит старость, не даст медицинскую помощь или социальное страхование, он просто улучшит картину и принесёт какие-то деньги бюджету. По 1 МРП с 3 миллионов самозанятых – серьёзная сумма, но её никогда не соберут. Если удастся собрать хотя 1-2% — я им поаплодирую.

Экономист Арман Байганов предлагает свой способ легализовать самозанятых и заодно решить все остальные проблемы государства.

— Нужно просто отменить на 100% наличные деньги, полностью перейти на безнал. Выиграют все. Любые операции будут прозрачными, исчезнет теневой оборот, любой доход будет учитываться. Даже корову купить у соседа в селе – придётся безналом оплачивать и налог платить. И коррупции не будет – никто же не будет взятки платить безналом. Бюрократия уменьшится. Бумажные деньги не надо будет печатать – а наличный денежный оборот составляет до 1% ВВП! Сократятся расходы на инкассацию, кассиров, банкоматы не нужны будут, — перечисляет он. — Сейчас банки устанавливают высокую процентную ставку за обслуживание, предпринимателям невыгодно обслуживаться безналичным путём. А если бумажные деньги отменят, комиссию сможет регулировать Нацбанк или даже взять эти расходы на себя. Не будет необходимости в налоговых декларациях. Нужно будет меньше чиновников, полицейских, судей, пенсии можно увеличить. Даже карманников не будет!

В развитых странах, таких как Норвегия и Южная Корея, доля безналичных платежей доходит до 97-98%, и у них самый низкий уровень коррупции, говорит наш собеседник. Но для Казахстана лучше на 100% отменить наличные деньги, уверен экономист.

Что касается безработных и самозанятых, то им стоит воспользоваться программами финансирования, предлагаемыми нацкомпаниями и «Даму».

— Благодаря отмене денег можно будет контролировать эффективность реализации программ и дальнейшее администрирование в части налогообложения самозанятых, определить, кто именно конкретно нуждается в госпомощи, — добавляет Байганов. – То есть не будет уравниловки, будет социальная справедливость. А эти предлагаемые полумеры малоэффективны и не решат всей проблемы самозанятых.

ЕСП подорвёт основы государства

Директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров тоже выступает против ЕСП.

— Категорически нельзя вводить единый социальный платёж для всей искусственно выдуманной категории граждан, названных «самозанятые», — прямо говорит он. — Среднестатистический портрет самозанятого человека в Казахстане выглядит следующим образом: это мужчина-казах в возрасте 41 год, со средним образованием, обеспечивающий себя работой на индивидуальной основе, проживающий в сельской местности, состоящий в браке, имеющий большую семью, состоящую в среднем из 5 человек. Большинство самозанятых нуждается в переобучении и трудоустройстве — нельзя на пустом месте придумывать «налог на безработных», какими фактически являются большинство самозанятых. Считаю, что эта инициатива правительства принесёт больше вреда, чем пользы, а также больше расходов бюджетных средств, чем даст новых доходов.

Стоит вспомнить оценку экс-министра экономики Жаксыбека Кулекеева, данную на обсуждении проблемы самозанятых в июне 2018. Наёмный работник отдаёт около 30% зарплаты на налоги, а индивидуальный предприниматель – в разы меньше, напомнил он. Если ввести ЕСП, по всему Казахстану резко вырастет количество самозанятых.

— Мы можем просто подорвать основу нашего государства! – уверен экс-министр. — Местные бюджеты в основном формируются за счёт подоходного налога, и если все будут плательщиками ЕСП, то бюджет лишится налоговой базы.

Налог на безработицу в казахстане