Обжалование переуступки права требования

Обжалование переуступки права требования

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Оспаривание договора уступки права требования. Из судебной практики

Итак, как упоминалось во второй части статьи «Процессуальное правопреемство в гражданском процессе при уступке права требования (цессии)», ряд жильцов многоквартирного жилого дома обратились в суд с иском о сносе самовольной постройки – пристройки к жилому дому.

Ввиду обременительности процедуры участия простого гражданина в исполнительном производстве, взыскателем и правлением ТСЖ было принято решение передать права требования об обязании снести пристройку от истцов-граждан (взыскателей по исполнительному производству) товариществу собственников жилья.

Заключение договора уступки права требования (цессии)

Между одной из взыскательниц (истицей по делу о сносе, «цедентом» по договору) и ТСЖ («цессионарием» по договору) был заключен безвозмездный договор уступки права (цессии), по которому передавалось права требования сноса пристройки.

Предмет договора цессии содержал следующие сведения:

«1. Цедент уступает, а Цессионарий принимает права требования к ЗАО «ПКОП «Деловые встречи»):

— об обязании ЗАО ПКОП «Деловые встречи» устранить препятствия в пользовании имуществом, принадлежащим ЖСК «Медик» путем сноса пристройки, расположенной по адресу: …;

— об обязании ЗАО ПКОП «Деловые встречи» привести земельный участок и торцевую часть стены дома № 9 по адресу: г. Омск, ул. Масленникова, 9 в состояние, существовавшее до начала строительства, восстановить асфальтовое покрытие и капитальную стену дома.

Указанные права требования к ЗАО ПКОП «Деловые встречи» возникли на основании вступившего в законную силу кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22.02.2011г. по делу № 2-6498/2010 (№ 33-793/2011) и выданного Куйбышевским районным судом г. Омска исполнительного листа № 2-6498/2010 от 22.02.2011г.»

Обращение в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве

ТСЖ (заявитель) обратился в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве. Основанием для замены стороны в исполнительном производстве являлся заключенный между взыскателем и ТСЖ договор цессии.

Заявитель просил суд:

произвести замену стороны взыскателя Младенцевой Г.И. на правопреемника ТСЖ «Медик», в связи с заключением между указанными лицами 17.11.2014 года договора уступки права требования по исполнительному листу № 2-6498/2010 от 22.02.2011г. выданному Куйбышевским районным судом г. Омска с предметом исполнения:

  • обязать ЗАО ПКОП «Деловые встречи» устранить препятствия в пользовании имуществом, принадлежащим ЖСК «Медик» путем сноса пристройки…;
  • обязать ЗАО ПКОП «Деловые встречи» привести земельный участок и торцевую часть стены дома … в состояние, существовавшее до начала строительства…

Оспаривание должником договора уступки права требования

Однако должник обратился в суд с иском об оспаривании договора цессии, полагая его недействительным по нескольким основаниям.

Истец просил суд признать договор уступки права требования (цессии) от 17.11.2014г. недействительным. Истец приводил ряд доводов, являющихся, по его мнению, основанием для признания договора недействительным, в частности:

  1. Одним из оснований для вывода о недействительности цессии, по мнению ЗАО, является тот факт, что передаваемое (уступаемое) право неразрывно связано с личностью кредитора, поскольку препятствия в пользовании общим имуществом чинятся именно Младенцевой Г. И., а не товариществу (цессионарию по сделке);
  2. Заключенный договор цессии противоречит целям деятельности ТСЖ «Медик»;
  3. Уполномоченное на подписание договора цессии лицо не имело полномочий на заключение договора цессии.

Подробные возражения относительно приведенных выше и иных доводов см. в документе «Возражения на иск о признании договора цессии недействительным».

В иске об оспаривании договора цессии суд отказал, после чего заявление о процессуальном правопреемстве (рассмотрение которого было приостановлено до рассмотрения иска о признании недействительным договора цессии) удовлетворил.

Апелляция разъяснила, в каких случаях не действует договор цессии

Курганский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики по гражданским делам за первое полугодие 2014 года.

В обзоре рассматриваются споры, вытекающие из трудовых, земельных, жилищных и семейных правоотношений, дела, связанные с предоставлением социальных гарантий и наследованием имущества. Кроме того, анализируются дела об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, споры по защите прав потребителей, иски о возмещении вреда и применение норм процессуального права.

Так, разбирая одно из дел, Курганский областной суд отмечает, что по смыслу ст. 44 Гражданского процессуального кодекса РФ замена взыскателя по судебному акту возможна только в отношении средств, взысканных решением суда.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве (дело № 33-1594/2014). В обоснование заявления компания указала, что решением суда с М. в пользу ОАО «Банк» взыскана задолженность по кредитному договору, а между ООО и ОАО «Банк» заключен договор уступки прав требования (цессии), в соответствии с условиями которого право требования задолженности по данному кредитному договору, заключенному между ОАО «Банк» и М., в полном объеме перешло от ОАО «Банк» к ООО.

Определением суда произведена замена взыскателя по решению суда. Однако судебная коллегия Курганкого облсуда отменила определение судьи, в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве отказала.

Апелляционный суд указал, что ч. 1 ст. 44 ГПК РФ предусматривает, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие, связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Производя замену взыскателя – ОАО «Банк» по решению суда на ООО, суд первой инстанции, исходя из положений ст. 44 ГПК РФ, пришел к выводу о том, что последний является правопреемником ОАО «Банк» по иску к М. о взыскании задолженности по кредитному договору.

Судебная коллегия, исследовав представленный в материалы дела договор уступки прав требования (цессии), заключенный между ООО и ОАО «Банк», установила, что по данному договору денежные средства, взысканные решением суда с М., не уступались, в связи с чем пришла к выводу, что у суда первой инстанции не было оснований для удовлетворения заявления о процессуальном правопреемстве.

С полным текстом обзора судебной практики по гражданским делам Курганского областного суда за первое полугодие 2014 года можно ознакомиться здесь.

ВС: как надо оспаривать цессию в преддверии банкротства должника

Промсвязьбанк уступил права требования по кредитам неплатежеспособного должника компании, которая сама вскоре была признана банкротом. Ее управляющий пошел в суд оспаривать договор цессии и добился своего в кассации округа. Но у экономколлегии ВС оказалось иное мнение по этому вопросу.

В марте 2011 года Промсвязьбанк выдал ЗАО «Рускон» два кредита на общую сумму 53,8 млн руб., заключив также в качестве обеспечения исполнения обязательств договоры поручительства.

В конце февраля 2012 года банк переуступил права требования по кредитам и обеспечительным сделкам ЗАО «Отечество-Агро» также за 53,8 млн руб. Последнее заплатило эти деньги Промсвязьбанку спустя месяц – 23 марта, получив прямо в тот же день как новый кредитор эту сумму от “Рускон”.

Однако еще до этого, 2 марта 2012 года, в отношении «Рускон» было возбуждено дело о банкротстве (№ А12-3373/2012), в рамках которого перечисление последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» было признано недействительным как сделка с предпочтением. Суд обязал «Отечество-Агро» вернуть эту сумму, но компания отказалась, а в августе 2014 года сама была признана несостоятельной по упрощенной процедуре отсутствующего должника (№ А12-24106/2014).

Конкурсный управляющий «Отечество-Агро» потребовал в суде признать недействительным договор цессии с Промсвязьбанком от 2011 года. Компания не получила по этой сделке равноценное встречное исполнение, настаивал управляющий: она приобрела низколиквидные требования к обществу «Рускон», которое на момент уступки уже находилось в «неудовлетворительном финансовом состоянии», и Промсвязьбанк об этом знал. Все это причинило убытки «Отечество-Агро», который из-за этого не смог расплатиться с другими кредиторами.

Поручительство против прикрываемых сделок

Первые две инстанции оснований для признания договора цессии недействительным не нашли. При его заключения Промсвязьбанк не мог знать о долгах «Отечество-Агро», рассудили они. Наличие же признаков неплатежеспособности у «Рускон» само по себе не свидетельствует о невозможности погашения кредитов, так как «Отечество-Агро» были переданы и права по обеспечивающим сделкам поручительства, указали суды.

Кассация округа с таким подходом не согласилась, признав спорную сделку недействительной и обязав Промсвязьбанк вернуть деньги. По ее мнению, банк вел себя недобросовестно и просто переложил все риски на «Отечество-Агро». При этом, пришла к выводу коллегия, счет «Отечество-Агро» использовался как транзитный: создавалась лишь видимость участия компании в отношениях по выкупу требований, в действительности же заемщик – «Рускон» – просто погашал задолженность перед Промсвязьбанком.

Смотрите так же:  Иск о признание права собственности на наследство по завещанию

Выход за пределы

Спором решила заняться экономическая коллегия Верховного суда, которая в итоге поддержала Промсвязьбанк и позицию двух первых инстанций.

Как говорится в недавно опубликованном определении тройки ВС (Иван Разумов, Денис Капкаев и Сергей Самуйлов), суд первой инстанции и апелляция пришли к правильному выводу о недоказанности управляющим самого факта причинения вреда имущественным правам кредиторов «Отечество-Агро».

Уступленные банком требования обеспечивались поручительствами, а значит, их ликвидность не могла определяться лишь финансовым состоянием основного должника без оценки реальной возможности истребования задолженности с поручителей,

– говорится в определении ВС.

По мнению экономколлегии, окружной суд, констатировав взаимосвязанность договора цессии и всех расчетных операций и признав их притворными, вышел за пределы заявленных требований. Конкурсный управляющий оспаривал только сделку уступки и не просил признать недействительными две последовательные расчетные операции.

Более того, обратила внимание «тройка», «Отечество-Агро» могло сослаться на эти обстоятельства в деле о банкротстве “Рускон” (№ А12-3373/2012), где операция по перечислению последним 53,8 млн руб. обществу «Отечество-Агро» была признана недействительной. Однако этого сделано не было, и тем самым фактический переход требований от банка к обществу «Отечество-Агро» был признан состоявшимся.

Ошибки конкурсного управляющего

Экономколлегия правильно указала, что для оценки ликвидности уступленного актива необходимо оценивать в том числе реальную возможность получения удовлетворения за счёт существующих поручителей, комментирует спор Сергей Коновалов, юрист практики разрешения споров «Некторов, Савельев и Партнеры«: «В противном случае поручительство просто бы игнорировалось, что нивелировало бы сущностное значение этого института». Согласен Коновалов и с выводом ВС о том, что окружной суд вышел за пределы иска. «Процессуальное законодательство не предоставляет суду право изменять по своему усмотрению заявленные требования с целью использования более эффективного способа защиты», – указывает он.

Это дело в очередной раз продемонстрировало значительную сложность оспаривания сделок должника в рамках процедуры банкротства, говорит Алексей Толстов, партнер адвокатского бюро «Бобров, Толстов и партнеры». Спорные сделки действительно выглядят крайне подозрительно, обращает внимание юрист: уступка заключена в предбанкротный период, расчеты совершены после начала процедуры банкротства заемщика и при этом в один день, а в заключении договора цессии отсутствовал экономический смысл. «Однако процессуальные ошибки конкурсного управляющего не позволили ВС в полной мере высказаться по ключевому вопросу. «А был ли сговор и злоупотребление между всеми участниками сделок?» – отмечает Толстов.

Вполне распространенная схема

ВС в этом деле сформулировал два важных подхода о признании уступки и соответствующих платежей недействительными, указывает Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры». Во-первых, для применения ст. 170 Гражданского кодекса («Недействительность мнимой и притворной сделки») уступка и платежи должны оспариваться в качестве единой притворной сделки в рамках дела о банкротстве. Во-вторых, для применения альтернативного основания недействительности (ст. 61.2 закона о банкротстве – «Оспаривание подозрительных сделок должника») необходимо доказать причинение вреда кредиторам должника, который не может быть установлен без исследования как платежеспособности самого должника по уступаемому праву, так и возможности взыскания долга по обеспечительным сделкам с третьих лиц.

При этом, обращает внимание Покрышкин, уступка банками прав требований к неплатежеспособным должникам в пользу третьих лиц вполне распространенная схема. Она позволяет усложнить признание недействительными погашений через «прослойку» в преддверии банкротства должника, а если такие погашения организовать не удалось, допускает банкам избежать обязательного создания резервов в суммах, эквивалентных размеру безнадежной задолженности, рассказывает Покрышкин.

Уступлено право требования – не нужен и резерв, а продолжать взыскание можно и от имени подконтрольного цеденту цессионария,

Схемы с уступкой прав требования в предвидении банкротства должника иногда используются именно для целей переноса рисков оспаривания сделок при банкротстве с одного хозяйствующего субъекта на другого, подтверждает и Роман Зайцев, партнер Dentons. «Нельзя исключать, что это определение ВС может способствовать развитию этой практики в предвидении банкротства, – рассуждает он. – В связи с чем остается ожидать иных разъяснений высшей судебной инстанции, препятствующих развитию подобных злоупотреблений».

КОГДА ЦЕССИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНА

Татьяна Майорова, юрист.

В условиях современной России в распоряжении участников гражданско-правового оборота находится практически полная свобода экономической деятельности. В настоящее время роль государства в регулировании рыночных отношений сводится к установлению некоторых ограничений и правил, а на первый план выходят самостоятельные и независимые хозяйствующие субъекты, которые сами регулируют свои взаимоотношения, преимущественно посредством договоров. Именно поэтому значение договорных отношений в процессе осуществления коммерческой деятельности очень велико.

Организация может и не сталкиваться с таким не слишком распространенным договором, как договор цессии, однако если это все же произойдет, то может возникнуть ряд проблем. При заключении договора цессии контрагентов подстерегает множество подводных камней, которые могут «утопить» сделку.

Возможно, такая юридическая уязвимость договора цессии связана с тем, что данный вид договора не регулируется, в отличие от прочих, отдельной главой ГК РФ, подробно регламентирующей положение сторон. Договор цессии регулируется гл. 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» и § 1 «Переход прав кредитора к другому лицу». Статья 382 ГК РФ определяет: право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу. Такой переход может быть осуществлен как по закону, так и по сделке, то есть в том числе и по договору. Основания перехода по закону перечислены в ст. 387 ГК РФ, однако не это является объектом нашего рассмотрения.

Законодатель, установив возможность передачи прав по сделке, не определил вида договоров, по которым эта передача происходит, и, таким образом, в случае, когда предметом договора купли-продажи являются имущественные права (п. 4 ст. 454 ГК РФ), такой договор по сути тоже является договором цессии. Собственно говоря, договор цессии — это собирательное понятие, включающее в себя разные виды договоров уступки прав требования. Сущность же цессии состоит в том, что первоначальный кредитор (а это любое лицо, которое имеет право требования) уступает принадлежащее ему право требования новому кредитору. Обычно договоры цессии заключаются в ситуациях, когда необходим как результат именно факт перехода прав. Например, часто используется договор цессии в схемах, когда организация — первоначальный кредитор ликвидируется, продается или же ее попросту «бросают», но остаются невзысканные долги. В таких случаях дебиторская задолженность переуступается другой организации — новому кредитору (обычно также своей организации), которая в случае признания сделки ничтожной просто потеряет возможность права требования, и, учитывая смысл и цель такой сделки, естественно, ни о каком возмещении убытков здесь и речи не будет. Используют также договор цессии в известных случаях и для вывода нематериальных активов предприятия. Если для этих целей заключают договор цессии, а предприятие находится в стадии банкротства, необходимо помнить о соблюдении очередности кредиторов, в противном случае нарушающий очередность (и соответственно права) кредиторов договор цессии может также быть признан недействительным со всеми вытекающими из этого последствиями. Итак, учитывая область применения этого договора, важно избежать таких его недостатков, которые впоследствии могут послужить основанием для признания его недействительным.

Следует отметить, что по закону не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (ст. 383 ГК РФ). Примером такого рода прав будет являться право на получение алиментов, право на возмещение причиненного здоровью вреда и др. Не допускается уступка требования без согласия должника, если личность кредитора по обязательству имеет для должника существенное значение (ст. 388 ГК РФ), а также не допускается уступка требования, если она противоречит закону, иным правовым актам или договору. Примером обязательств, в которых личность кредитора имеет существенное значение, являются обязательства по договору о совместной деятельности, поэтому уступка прав требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна.

Несоблюдение формы сделки также может повлечь ее ничтожность (ст. ст. 162, 165 ГК РФ). Форма договора цессии должна соответствовать форме сделки, на которой основано право требования.

Отметим интересный аспект договора цессии — определенные правовые последствия после заключения договора цессии фактически наступают для кредитора и должника только после уведомления последнего о состоявшейся уступке. Об этом прямо сказано в законе (п. 1 ст. 385 ГК РФ): должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Также в случае, если уже после заключения договора (но до получения уведомления) должник исполнит обязательство старому кредитору, риск таких неблагоприятных последствий ложится на нового кредитора. В таком случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Данное правило обеспечивает защиту интересов должника, исключая возможность предъявления к нему повторного требования нового кредитора. Однако не следует понимать под риском неблагоприятных последствий невозможность требовать от первоначального кредитора полученного от должника. Поскольку права требования по обязательству перешли к новому кредитору, то получение старым кредитором от должника не имело под собой правового основания. Следовательно, новый кредитор вправе требовать исполненное должником от старого кредитора как неосновательно полученное.

Смотрите так же:  Договор о сотрудничестве с больницей доу

Важное значение имеет само право требования, уступаемое по договору. Оно обязательно должно быть действительным, то есть существующим. В случае передачи по договору цессии несуществующего права такой договор будет являться недействительным. Поэтому особое внимание при заключении договора следует уделить документам, подтверждающим наличие права, которые старый кредитор обязан передать новому (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Признание договора уступки недействительным в части вряд ли может быть допустимо, так как обычно право требования определено в виде конкретной суммы (соответствующей конкретному требованию), которая, в свою очередь, будет являться существенным условием для данного договора, а признание его недействительным в части его существенного условия не допускается (ст. 180 ГК РФ). Таким образом, такой договор признается недействительным полностью.

Анализ судебной практики по вопросу действительности договоров цессии (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 17 ноября 1998 г. N 4735/98) показал, что важное значение также имеет установление факта безусловной замены лица в обязательстве. В противном же случае при наличии «длящихся отношений», то есть если правоотношения сторон и основное обязательство не прекратились на момент заключения договора уступки требования, следует считать, что замена кредитора в обязательстве не произведена и договор уступки признается недействительным на основании закона (ст. 168 ГК РФ).

Немаловажное значение имеет то, что на момент заключения договора цессии у должника были встречные требования, возникшие до заключения договора цессии. Учитывая это, целесообразно все же до заключения договора выяснить у должника, нет ли у него возражений против требования или же встречных требований. Согласно ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Если же у должника существуют встречные требования, то согласно ст. 412 ГК РФ и однозначно сложившейся судебной практике встречное требование должника к первоначальному кредитору идет в зачет требованиям нового кредитора при условии, что такое встречное требование возникло по основанию, возникшему до получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования (см., например, Постановление ФАС МО от 9 октября 2003 г. N КГ-А41/7602-03).

В течение года согласно заключенному договору перевозки фирмой П. оказывались услуги по перевозке фирме А. Однако часть услуг фирмой А. не была оплачена в связи с тем, что у А. были претензии о возмещении убытков, причиненных фирмой П. ненадлежащим исполнением своих обязанностей по договору на некоторую сумму. Но, несмотря на обоснованность выставленных претензий, П. отказалась возмещать убытки. А. не обращалась в суд, так как она в одностороннем порядке посчитала сумму по претензиям зачтенной в счет оплаты услуг. После этого П. переуступило право требования задолженности по договору перевозки новой фирме Н. по договору цессии, после чего Н. обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности. В данном случае суд установил правомерность требований Н., однако признал и обоснованность претензий А., и право А. на возмещение убытков. В результате, несмотря на то что сам по себе договор уступки права требования не имел никаких недостатков, ожидаемого реального экономического результата от этой сделки Н. не получил.

Важный момент, на который нужно было бы обратить внимание, — возмездность договора цессии. И хотя законодатель не устанавливает безусловное правило возмездности договора цессии, однако, учитывая смысл п. 4 ст. 575 ГК РФ, запрещающего дарение в отношениях между коммерческими организациями, и во избежание возможной квалификации такой сделки договором дарения с последующим признанием ее ничтожности, лучше все-таки определить договор цессии как возмездный и внести в него соответствующее положение. Конечно, сама по себе безвозмездность вряд ли будет определяющим признаком для того, чтобы квалифицировать цессию как дарение, однако, с учетом других прав и обязанностей по договору цессии, это может быть и так.

Так чем же опасен для участников сделки такой правовой механизм, как признание сделки (договора) недействительной или ничтожной? В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Применительно к цессии неблагоприятные последствия признания сделки уступки права ничтожной для нового кредитора будут заключаться в том, что вследствие этого он не будет являться надлежащим кредитором по требованию задолженности. Единственным положительным моментом для него в данной ситуации будет только то, что первоначальный кредитор, уступивший требование, все-таки отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного требования (ст. 390 ГК РФ), что не слишком утешительно, учитывая область применения данного договора.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 17.11.1998 N 4735/98

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 09.10.2003 N КГ-А41/7602-03

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).
Смотрите так же:  Форма договора купли-продажи квартиры в общую долевую собственность

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.

Признание договора цессии недействительным

Договор цессии – это процесс, при котором, третьему юридическому лицу уступают права требовать долг. Соглашения должника не обязательно, достаточно уведомить его. Дальнейшая судьба заемщика зависит от двух лиц – цедента и цессионария. О том, как происходит признание договора цессии недействительным – читайте далее.

По закону, у должника мало способов оспорить договор цессии. Основанием может послужить признание договора незаключенным, в случае невозможности идентификации уступленного права по условиям соглашения. Еще одним основанием для признания соглашения недействительным, может послужить нарушение цессионарием его условий. Однако, согласно статье 388 Гражданского Кодекса Российской Федерации, несоблюдение запрета на уступку, не лишает трансферт юридической силы.

Также, основаниями для признания соглашения ничтожным, могут стать:

  • Обязательства, классифицируемые как личностные;
  • Отсутствие документа, который давал бы право переуступить долг;
  • Неверное оформление документа;
  • Выплата по соглашению не была произведена цессионарием в срок;
  • Цессия была передана лицам без лицензии на произведение банковских операций;
  • Неверные сроки выплаты;
  • Отсутствие договора как такового.

Хоть в судебной практике по подобным делам, суд редко становится на сторону должника, наличие одного или нескольких оснований из данного перечня, позволит признать пакт цессии недействительным.

Кто может оспорить?

Право оспорить договор цессии с позиции должника – шаткое. Соглашение на трансферт, предполагает сделку между юридическим лицами, предметом сделки при этом, является кредит. Юридические лица именуются далее – цедентом и цессионарием. Цель цедента – выставить такие условия трансферта, при которых должник не сможет выплатить долг до срока, выгодного юр. лицу. Цессионарий же, создает условия для того, чтобы заемщик мог выплатить кредит. Данное юр. лицо отвечает и за процент скидки для должника.

Однако, в случае недобросовестности цессионария, договор можно оспорить и признать недействительным. При нарушении запрета на уступку права требования – суд признает соглашение ничтожным. Также, по закону, должник может, доказать, что сделка не совершалась. Исход такой же – документ признают недействительным.

Многих лиц интересует вопрос, как оспорить договор цессии и признать его недействительным? Возможность обжалования зависит от формулировки документа. Если в бумаге указано, что кредитор имеет право без согласия заемщика переуступить свои права другому юридическому лицу без лицензии для проведения банковских операций – оспорить трансферт не получится.

Если договор содержит условие о обязательном согласии должника на цессию, то его нарушение может также послужить причиной, чтобы оспорить документ. В случае невыполнения обязательств цессионарием, трансферт признается ничтожным.

Еще одним вариантом, является доказательная база, указывающая на отсутствие долга, или на ненаступивший срок оплаты. И в том, и в другом случае, при наличии доказательств, суд признает документ недействительным.

Куда обращаться?

Не стоит забывать, что должник имеет право оспорить договор цессии. Для этого нужно обратиться в суд. Судебная практика показывает, что правосудие не часто становится на сторону должника. Однако, в данной ситуации присутствует нюанс.

Чаще всего, банки передают кредиты должников в коллекторские агентства. Кредиты продаются оптом, банк улучшает свои показатели, долгами занимаются коллекторы. Но у подобных агентств нет лицензии на проведение банковских операций. Также, передача кредита расценивается как нарушение ФЗ «О банках и банковской деятельности». Эти факты, в совокупности с отсутствием согласия заемщика, на передачу задолженности в пользу ООО, позволят признать цессию недействительной.

При обращении в суд, нарушение правила о передачи права требования кредита будет основательной причиной для признания договора ничтожным. Помните, передача может осуществляться только между банками, или другими кредитными организациями, и только при наличии лицензии.

Если вы не уверены, сможет ли суд признать цессию недействительной в вашем случае, сделайте запрос нашему онлайн-юристу. Он быстро и подробно проконсультирует вас по этому, и другим интересующим вопросам.

Оспаривание договора цессии

Оспаривание договора цессии заключенного без согласия должника. Недействительный договор цессии

Этот материал о том, как субподрядчик пытался оспорить договор цессии, заключенный между субсубподрядчиком и третьим лицом, по причине того, что он не давал согласия на такую уступку, а договор подряда содержал запрет на уступку права требования без согласия другой стороны.

Решение Арбитражного суда Московской области от 03.05.2017г. по делу № А41-86382/2016.

Обстоятельства дела:

Субподрядчик и Субсубподрядчик заключили между собой договор подряда, далее последний передал по договору цессии третьему лицу свои требования к субподрядчику о выплате долга за выполнение работ по договору подряда. Однако договором подряда было предусмотрено, что передавать право требование долга можно только с согласия другой стороны. Субподрядчик такого согласия на уступку требования долга не давал в связи с чем, посчитал, что субсубподрядчик нарушил условие договора о запрете уступки без разрешения другой стороны и обратился с иском в суд о признании ничтожным договора об уступке права требования долга.

Выводы суда:

1. Законодательством предусмотрены особые условия для уступки денежного требования, а именно если оно возникло в связи с предпринимательской деятельностью, то есть даже если договором будет уступка требования ограничена или запрещена, то денежная уступка все равно допускается законом.

2. Спорные правоотношения вытекают из предпринимательской деятельности, а требование является денежным. Нарушение запрета на уступку предусмотренную договором одной из его сторон влечет только последствие в виде возможной ответственности кредитора перед должником, но оно не делает ничтожной саму уступку.

3. Суд учитывает, что для должника не имеет никакого значение, кто выступает в роли кредитора, за исключением случаев предусмотренных законодательством, а также что смена кредитора никак не влияет на возможность либо прекращение обязательства должника. В связи с чем, договор цессии не является недействительным.

4. Арбитражным процессуальным законодательством предусмотрено, что каждое лицо должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается и доказать это только определенными доказательствами.

Комментарии:

1. Уступке денежных требований посвящено в законодательстве особое внимание и нормы, которые предусматривают возможность уступки права требования денег при наличии даже запрета или ограничения таковой в договоре, на основании которого уступается долг.

2. Спорные правоотношения вытекают из предпринимательской деятельности, передаваемые обязательства денежные, а значит, уступка не может быть ничтожной, она только влечет соответствующую ответственность кредитора перед должником.

3. Суд отметил, что в данном случае смена кредитора не влияет на прекращение обязательства должника или на возможность его исполнения.

4. Истец не доказал недействительность договора цессии, не представил соответствующих доказательств в подтверждение своих доводов, в связи с чем ему было отказано в иске.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected] .

Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

Иные интересные материалы по корпоративному праву и банкротству:

Обжалование переуступки права требования